Понедельник, 23.10.2017, 23:25
Балова Ирина Мухтаровна
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Схема анализа сложноподчиненного предложения
1. Тип предложения по характеру основной синтаксической связи предикативных частей и их количеству.

2. Тип сложноподчиненного предложения по структуре:
а) нерасчлененной структуры (присловное);
б) расчлененной структуры (присоставное, детерминантное);
Для предложения нерасчлененной структуры указать подгруппу: собственно присловные предложения (присубстантивно-атрибутивные, изъясн謬тельно-объектные, прикомпаративно-объектные); 2) приместоименные пре䬬ложения (местоименно-соотносительные).

3. Основные средства связи главного предложения и придаточной части: подчинительный союз, союзное слово, опорное слово (для предложений нерасчлененной структуры).

4.     Коррелят (обязательность/факультативность/невозможность).

5.     Дополнительные средства связи:
а)    позиция придаточной части:
– препозиция/постпозиция/интерпозиция;
– фиксированность/нефиксированность позиции;
– гибкость/негибкость структуры;
б) парадигма (свободная/несвободная).

6. Синтаксическое (грамматическое) значение придаточной части.

7. Структурно-семантический тип и подтип сложноподчиненного предложения.

8. Фразеологазированная (несвободная)/свободная модель.

9. Коммуникативная структура предложения:
а)    (коммуникативно) членимое/нечленимое;
б) актуальное членение предложения.

10. Функциональный тип предложения.

11. Тип предложения по эмоциональной окрашенности (восклицательное/невосклицательное).

12. Структурная схема сложноподчиненного предложения (линейная).

13. Пунктуационный анализ.


Образец анализа сложноподчиненного предложения
Человек(1), которого он увидел (2), был совершенно мокрым от дождя(1).
1. Предложение сложноподчиненное, двучленное.
2. Нерасчлененной структуры, собственно присловное (придаточная часть распространяет опорное слово человек в главной части).
3. Придаточная часть присоединяется к главному союзным словом которого, выраженным относительным местоимением. Опорное слово существительное человек.
4. Коррелят (тот) отсутствует, но факультативен.
5. а) Придаточная часть находится в фиксированной постпозиции по отношению к определенному слову; структура негибкая;
б) парадигма свободная (не мотивирует синтаксическое значение предложения).
6.    Синтаксическое значение – атрибутивное (определительное).
7. Сложноподчиненное предложение с присубстантивно-атрибутивным придаточным.
8. Модель свободная (нефразеологизированная).
9. Предложение коммуникативно членимое. Придаточное, распространяя опорное существительное, входит в состав темы, рема – был совершенно мокрым от дождя.
10 Повествовательное.
11. Невосклицательное.
12. 1 , (которого), 1
13. Запятые отделяют придаточное, которое находится в интерпозиции.


Схема анализа двучленного бессоюзного сложного предложения
1. Тип предложения по характеру основной синтаксической связи и количеству предикативных частей.
2. Тип предложения по количеству субъектов:
а)     моносубъектное;
б) полисубъектное.
3.    Тип предложения по структуре:
а)     однородного состава;
б) неоднородного состава.
4.    Средства связи предикативных частей:
– интонация;
– анафорические местоимения и местоименные наречия;
– катафорические местоимения и местоименные наречия;
– соотношение видо-временных форм сказуемых и модальных планов предикативных частей;
– лексические показатели связи (синонимы, антонимы, слова одной лексико-семантической или тематической группы);
– незамещенность синтаксической позиции в первой части;
– общий второстепенный член или общая придаточная часть;
– неполнота одной из частей;
– параллелизм структуры;
– порядок предикативных частей.
5. Гибкость/негибкость структуры (для предложений неоднородного состава).
6. Дифференцированность/недифференцированность семантики (для предложений неоднородного состава).
7. Тип бессоюзного сложного предложения (общее синтаксическое значение).
8. Соотносительность/несоотносительность анализируемого предложения с другими типами сложных предложений.
9. Свободная/несвободная (фразеологизированная) модель.
10. Коммуникативный тип предложения (членимое/ нечленимое).
11. Функциональный тип предложения.
12. Тип предложения по эмоциональной окрашенности.
13. Структурная схема.
14. Пунктуационный анализ.

Образец анализа двучленного бессоюзного сложного предложения
День был холодный (1), тучи низко бежали над степью (2) (Фад).
1. Бессоюзное сложное предложение, двучленное.
2. Полисубъектное.
3. Однородного состава.
4. Средства связи предикативных частей - общий видо-временной план сказуемых, семантическая одноплановость лексики, параллелизм строения предикативных частей, перечислительная интонация.
5. –
6. –
7. Предложение с перечислительными отношениями одновременности.
8. Синонимично сложносочиненному предложению с соединительно-перечислительными отношениями.
9. Модель свободная.
10. Предложение членимое.
11. Предложение повествовательное.
12. Невосклицательное.
13. 1 1, 1 1.
14. Между предикативными частями, связанными перечислительными отношениями, ставится запятая.

Образец гроздевой схемы сложного многочленного предложения
Текст № 1
В этом лесу я не был уже несколько лет. Высокие деревья растут в нем одно к другому, как на подбор. Впереди у дороги, по которой я шел, стояли два лесоруба. Они что-то рассматривали в кроне поваленного дерева.
Я подошел: на сухих сучках и на земле лежали белые грибы и пеньковые опята, высушенные солнцем и ветром. Это была кладовая белки. А кругом, среди голого леса, стояли темно-зеленые ели, на которых, как новогодние игрушки, висели светло-коричневые шишки.
Но вот лес кончился. Передо мной открылись заливные луга с зарослями рябины. Красные гроздья ягод густо висели на ветвях. А на дворе стоит глубокая осень, вернее, самый конец ее. Тепло. И нет ни одной стаи снегирей и дроздов. Должно быть, и в более северных районах в такую погоду этим птицам, которые так любят лакомиться ягодами рябины, живется неплохо, так как корма им хватает.
Теплая осень. И ее теплая улыбка чувствуется всюду в природе: и в ярких бликах воды лесных озер и речек, которых множество вокруг, и в гортанных криках грачей, летящих над лесом, и в зеленой траве, припорошенной первым снежком, из которой кое-где торчат анютины глазки и голубые незабудки. Смеркается. Вокруг все темнеет.И вся эта прелесть наблюдается в преддверии зимы.

 
Текст № 2
Уже весна. Пряча лыжи на чердак, я заметил развешенные по стропилам кисти рябины, которую сам собирал, сам нанизывал на веревки, а вот забыл о ней и, если бы не лыжи, не вспомнил бы.
В давнее время рябину заготовляли к зиме как еду, наравне с брусникой, и клюквой, и грибами, пользовались ею как лекарственным средством.
На темном чердаке под самой крышей связки рябины висели, словно березовые веники. Листья на гроздьях посохли, пожухли и свернулись, и сами ягоды, перемерзшие за зиму, чуть сморщились вроде изюма, зато были вкусны. Свежая рябина – та и горьковата, и чересчур кисла, есть ее трудно, так же как раннюю клюкву. Но и клюква, и рябина, прихваченные морозом, приобретают ни с чем не сравнимые качества: и от горечи что-то осталось, а все-таки сладко, и, главное, никакой оскомины во рту. Вкусно.
Цвет рябиновых ягод тоже за зиму не изменился, он стал мягче и богаче по тонам: от коричневого, почти орехового, до янтарного и ярко-желтого, как цвет лимона.
Жаль, что мы, городские жители, мало общаемся с природой, с деревней. Теряется из-за этого что-то неуловимое. Забывается. Хорошее проходит мимо души. Мне думается, что жизнь заодно с природой, любовное участие в ее трудах и преображениях делает человека проще, мягче и добрее. Я не знаю другого рабочего места, кроме земли, которое бы так облагораживало и умиротворяло человека.
И сейчас, обнаружив забытую на чердаке рябину и вспомнив, с каким наслаждением в детстве мы ели ее, мороженую, я решил про себя: вот угощу своих близких, и почувствуют они, что значит настоящая природа, и мы больше будем понимать друг друга.

Текст № 3
В этом лесу всегда шумно. Шум стоял ровный, протяжный, как отголосок дальнего звона, спокойный и смутный, как тихая песня без слов, как неясное воспоминание о прошедшем. В нем всегда стоял шум, потому что это был старый, дремучий бор, которого не касались еще пила и топор лесного барышника. Высокие столетние сосны с красными могучими стволами стояли хмурою ратью, плотно сомкнувшись вверху зелеными вершинами. Внизу было тихо. Пахло смолой. Сквозь полог сосновых игл, которыми была усыпана почва, пробились яркие папоротники, пышно раскинувшиеся причудливой бахромой и стоявшие недвижимо, не шелохнув листом. В сырых уголках тянулись высокими стеблями зеленые травы; белая кашка склонялась отяжелевшими головками, как будто в тихой истоме. А вверху, без конца и перерыва, тянул лесной шум, точно смутные вздохи старого бора. Идешь по такому лесу как в сказке.
Но теперь эти вздохи становились все глубже, сильнее. Я ехал лесною тропой, и хотя неба мне не было видно, но по тому, как хмурился лес, я чувствовал, что над ним тихо подымается тяжелая туча. Темнело. Между стволов кое-где пробивался еще косой луч заката, но в чащах расползались уже мглистые сумерки.

Текст № 4
Тысячи лет может пролежать в сухой земле зерно, но придет время – и зерно прорастет. Безжизненны и страшны пустынные степи, но стоит провести воду – они превращаются в сад. Так и не добравшись до новых земель, измученные жаждой мореплаватели сворачиваются назад. Будь у них пресная вода – на карте было бы одним «белым пятном» меньше.
С приходом воды появляется жизнь. Пропала вода – и жизнь становится невозможна. Подарив людям воду, природа дала нам в руки колоссальное богатство. Что по сравнению с ним клады и сокровища, за которыми охотились пираты! Подумай об этом. Представь себе, что моря и реки высохли до дна и все сокровища, которые море таило от человека, предстали перед тобой. Сундуки с золотом, драгоценные камни, деньги всех времен и народов – все принадлежит тебе. Но вокруг нет ни капли пресной воды. Тогда и все золото мира не нужно тебе. Стакан обыкновенной воды станет для тебя дороже несметных сокровищ.
Ты понимаешь, каким богатством владеешь? Тогда научись защищать воду, потому что над ней нависла угроза – загрязнение. Заводы и фабрики зачастую отравляют сточными водами реки, на поверхности воды появляются масляные пятна – первые симптомы заболевания. Если не принять срочных мер, река умрет. А с ней умрет целый мир существ, обитающих в ней и подле нее. По-моему, нужно хорошо понимать: когда река болеет, ее вода из эликсира жизни превращается в эликсир смерти.
Современные фантасты в своих рассказах и повестях рисуют подчас страшные картины будущего нашей планеты. На страницах подобных книг – реки, из которых нельзя пить, бесконечные пустыни без единого цветущего дерева и разрозненные кучки людей, вынужденных всю жизнь не снимать скафандра. Однажды я читал такую книгу, героям которой приходилось жить на дне океана – настолько люди загрязнили воду и воздух планеты. Могут ли сбыться мрачные предсказания? Безусловно нет, если ты защитишь воду.

Текст № 5
Часто мы ошибочно соединяем в одно целое два разных понятия – то, что мы называем экзотикой, и то, что мы называем романтикой.
В юности я пережил увлечение экзотикой. В скучной киевской квартире, где прошло мое детство, вокруг меня постоянно шумел ветер необычайного. Я называл его силой собственного мальчишеского воображения.
Ветер этот приносил запах тисовых лесов, пену атлантического прибоя, раскаты тропической грозы…Я никогда не видел ни темных тисовых лесов (за исключением нескольких тисовых деревьев в ботаническом саду), ни Атлантического океана, ни тропиков. Пестрый мир экзотики. Он существовал только в моем воображении.
Моей любимой наукой в гимназии была география. Она бесстрастно подтверждала, что на земле есть необыкновенные страны. Я знал, что тогдашняя наша скудная и неустроенная жизнь не даст мне возможности увидеть их, но это не означало, что я не могу думать о них.
Мое состояние можно было определить двумя словами – восхищение и тоска. Восхищение перед воображаемым миром. Тоскливо же из-за невозможности увидеть его. Эти два чувства преобладали в моей первой незрелой прозе.
С годами я ушел от экзотики, от ее нарядности, пряности, приподнятости и безразличия к простому и незаметному человеку. Я ушел от экзотики, но я не ушел от романтики и никогда от нее не уйду. Экзотика оторвана от жизни – романтика уходит в нее всеми корнями и питается всеми ее драгоценными соками.
Романтичность свойственна всему, в частности науке и познанию. Чем больше знает человек, тем резче воспринимает, тем теснее его окружает поэзия и тем он счастливее.
Истинное счастье – это прежде всего удел знающих, а не невежд. Невежество делает человека равнодушным к миру. Жизнь в сознании равнодушного быстро вянет, сереет, и в конце концов равнодушный человек остается один на один со своим невежеством и своим жалким благополучием.
Романтическая настроенность. Она не позволяет человеку быть лживым, невежественным, трусливым и жестоким. В романтике заключена облагораживающая сила.

Текст № 6
Если бы хозяйственная деятельность человека оставалась такой же экологически грязной, как, скажем, в 1960-е, людям удалось бы сделать условия жизни невыносимыми. И тогда численность людей стала бы снижаться – от болезней и массовых войн – уже к концу ХХ в.
Однако многое удалось исправить благодаря максимализму «зеленых» движений. К 1990-м годам воздействие на общественное мнение привело к значительным сдвигам в мировоззрении. Люди стали требовать все меньше аргументов для того, чтобы отрицать войну, следить за качеством окружающей среды и сохранять дикую природу. Они больше верят в то, что просто «так надо». Это уже веление не столько разума, сколько эмоций. Как будто даже любовь.
Любовь к природе. Что это? Это новый рецепт преодоления экологического кризиса? Новый? Надо ли ее любить? Об этом много говорили. Природа рождает комаров, плесень и злобных хищников, а человек старается от них оградиться и зачерпнуть побольше даров.
«Зеленые» утверждают, что это – возврат к заветам предков, которые жили в гармонии с природой. Не совсем верно. В основе архаической «любви к природе» лежал мистический страх – боязливое и уважительное невмешательство в мир таинственных сил. А когда страх уходит под натиском цивилизации, вчерашние аборигены становятся браконьерами, золотодобытчиками, лесорубами.
Пожалуй, более прочной позицией будет другая гармония – прагматическая, гармония собственности. Спасение природы в том, что она будет окончательно присвоена, превращена из ничейной «территории за забором» в личный сад и подворье Человека.
Когда-то слово «эгоист» было ругательным, но с тех пор многое переменилось, и полезнее стала позиция «мое!», чем «ничье»: мой ландшафт, вид из окна, воздух и тишина, моя продолжительность жизни, мои экзотические звери и птицы… Тогда уже и бороться за их выживание можно по праву собственности.
На первый взгляд, это просто какой-то футуризм! Но на самом деле – это реальная стратегия высокоразвитого общества. На смену установке «человек – раб природы», «человек – хозяин природы» пришла другая: «человек – покровитель природы, а также заботливый родитель, который думает о последующих поколениях». Хорошо! Людей можно воспитать в духе «после нас хоть потоп», а можно – «после нас – жизнь наших детей». Все прекрасно понимают, что превратить всю нашу Землю в заповедник невозможно, а в автостоянку и огороды – нецелесообразно. В реальности это будет чем-то промежуточным. Если уж суша постепенно превращается в город, то пусть это будет город-парк, а не «каменные джунгли». Пусть городская среда соседствует с перелесками, где заботливо сохраняются представители дикой природы.           
(по К. Ефремову)

Текст № 7
Фарадей был одним из героев моего детства. Я прочел книжку о том, как он мальчиком работал подмастерьем и по ночам сидел над растрепанными томами, которые приносили переплетать заказчики. Жизнь его начиналась трудно и далеко от славы и науки. Она не требовала для подражания ничего, кроме увлеченности и бедности. Я тоже хотел стать великим ученым. Тем более что у Фарадея все выглядело как нельзя более просто. Лишь потом я начал кое-что понимать в простой, с виду монотонной жизни этого человека.
В 31 год Фарадей записал в свой книжке: «Превратить магнетизм в электричество». Так записывают себе задания в календаре. В карман сюртука он положил медную спираль и железный брусок. Брусок был магнитом, спираль – проводником. С тех пор он носил их постоянно, то и дело принимаясь по-всякому вертеть в руках. Куда бы он ни шел, что бы ни делал, всегда с ним были спираль и брусок.
Другие физики вскоре отступились от этой задачи, решив, что ток посредством магнита получить невозможно. Фарадей упорно продолжал вертеть в руках свою спиральку и брусок.
Среди поучительных, анекдотических, хрестоматийных историй великих открытий открытие Фарадея антилегендарно. Не падало яблоко, не прыгала крышка чайника. Помощи не было. Десять лет отбирался вариант за вариантом. Дело не в школьном трудолюбии и терпении – он умел придумывать все новые комбинации, придумывать все новые вопросы. Так Иоганн Бах возводил свои фуги, извлекая неисчерпаемые вариации из одной темы. Так Хемингуэй 37 раз переписывал последнюю страницу романа «Прощай, оружие!».
Фарадея не занимали практические результаты: революция в энергетике, электростанции, генераторы – все, к чему приведет его открытие. Он хотел разгадать один из секретов природы.
Шли годы, усилия его ни к чему не приводили. А впрочем, неверно, он постоянно получал результаты, неважно, что отрицательные, важно, что он что-то узнавал, – это процесс познания, счастливый уже сам по себе.
Спустя 10 лет он получил и тот самый результат, тот знаменитый, конечный, исторический, который осветил весь его путь светом славы.

Текст № 8
Подводя итог пройденного мною пути, могу сказать, что самое ценное для меня – живой ум, живая мысль, такое мышление, от которого человек здоровеет и ободряется, радуется и веселится, а ум становится и мудрым, и простым одновременно.
Входя в аудиторию, я много раз наблюдал сонное и как бы усталое выражение лиц у студентов, унылое и безрадостное их ощущение, безотрадную скуку. Но когда я становился на кафедру и начинал говорить, то часто замечал, что лица у студентов становятся живее, что на унылом лице моих слушателей появляется вдруг знающая улыбка. И в аудитории вместо мертвой тишины возникал какой-то творческий шумок, вспыхивало вдруг желание высказаться, поделиться, задать вопрос, появлялся задор, веселая мысль.
Переход от незнания к знанию был для меня всегда предметом и тайного и явного услаждения, будь то у других или же у самого себя. Живая мысль делает человека бодрее, здоровее, одновременно и сильнее и мягче, менее замкнутым, более простым и откровенным, так что радость живой мысли распространяется как бы по всему телу и даже затрагивает какие-то бессознательные глубины психики. Живая мысль. Она сильнее всего и красивее всего, от нее делается теплее на душе, а жизненное дело горит в руках, становится эффективнее и легче, сильнее и скромнее. Когда мы возимся с какой-нибудь мелкой проблемкой, время тянется, бывает и скучно, и нудно, и досадно из-за невозможности быстро получить результат. Но когда наши проблемы становятся большими и глубокими и когда их много, то даже небольшой успех в их разрешении вселяет большую надежду, увеселяет и успокаивает. Только живой ум может делать нас работниками жизни и неустанными энтузиастами в достижении достойных человека целей, лишает нас скуки, исцеляет от неврастенической лени, бытовой раздражительности, пустых капризов, изгоняет неверие в свои силы.
Беритесь за ум! Бросайтесь в живую мысль, в живую науку, в интимно-трепетное ощущение перехода от незнания к знанию и от бездействия к делу, в эту бесконечную золотистую даль вечной проблемности, трудной и глубокой, но простой, здоровой и усладительной. Певучими радостями овеяна живая мысль, бесконечной готовностью жить и работать, быть здоровым и крепким. Весельем и силой заряжен живой ум.
Ваш мозг, воспитанный на стихии живой мысли, запретит вашему организму болеть, наградит долголетием, откроет в каждой пылинке великую мысль, превратит бытовые будни в счастье, осмыслит все трудности и приведет к светлым победам на великих фронтах борьбы за лучшее и будущее.

Текст № 9
Бескорыстным и верным другом назвал книгу выдающийся русский писатель Леонид Леонов. Кипой пыльной бумаги назвал книгу молодой программист в одной из недавних телепередач. В его словах звучала ребяческая драчливость. Ему, наверное, хотелось поддразнить примолкшую публику. Нет, я вовсе не собираюсь кряхтеть по поводу испортившихся нравов, я очень хорошо понимаю законы телевизионного ток-шоу, где эпатаж, шокирующая бравада нужны для того, чтобы придать пряный вкус скучноватым и банальным разговорам. Мне показалось странным, до обидного странным, покорное, какое-то скорбно-похоронное молчание взрослой публики.
Мы как-то уж очень послушно согласились с тем, что книга безнадежно устарела и теперь ее место среди пыльных музейных экспонатов. Сегодня нас окружают очень полезные и умные машины: микроволновые печи, пылесосы, домашние кинотеатры, холодильники… Вся эта техника сделала жизнь человека более комфортной, освободила много времени. Теперь не надо носить воду из колодца, не надо выжимать выстиранное белье, не надо ехать на другой конец города, чтобы посмотреть нашумевший фильм! Все рядом, почти любое желание моментально, как по мановению волшебной палочки, может быть исполнено легким движением руки. И на фоне этих модных машин, утыканных кнопочками, тумблерами, мигающими лампочками, тугая стопка сшитой бумаги многим кажется чем-то архаичным, каким-то нелепым рудиментом, который случайно уцелел в бурных потоках прогресса. Нет, книга не стала хуже, она по-прежнему исполняет свое назначение, она так же хранит бережно собранную нашими предками мудрость. Зато мы изменились, мы возомнили себя обладателями каких-то несметных богатств, покорителями каких-то недосягаемых духовных высот… А на самом деле мы просто даем дурачить себя: нам внушили, что модное – это и есть необходимое, что все новое лучше того, что было прежде. Компьютор. Вот поставили вы его в своей квартире. И что? Какие реальные преимущества имеет этот громоздкий, ненадежный агрегат перед книгой – этим компактным, дешевым, всегда доступным устройством, которое никогда не дает сбоев, не «глючит», не ломается, которое не требует для своего обслуживания инженера, которое нуждается только в умном, внимательном и доброжелательном собеседнике! Задумайтесь над этим!
Я не ретроград, не зову в первобытное прошлое, не считаю, что людям в проветриваемой пещере живется лучше, чем в панельном доме! Я говорю о духовной бдительности, о том, что мы часто даем себя легко обмануть. Ладно, когда этот «обман» касается только нашего кошелька. Обидно, когда мы обманываем свою душу, когда мы обкрадываем сами себя, когда мы честного и бескорыстного друга меняем на самодовольного и нечистого на руку приятеля.

Текст № 10
Я не знаю большего удовольствия, чем ходить в эту пору по светлым березнякам, что только-только одеваются молодой, еще прозрачной и клейкой листвой, некрупной, с малого мотылечка. Свежая, безмолвная зелень берез. Слепящий свет. И тонкий, ласковый звон пеночек, точно сыплющийся с деревьев на землю, и сам воздух, настоенный на березовой почке с медом, – все радостно, чисто и звонко, все вокруг радует глаз.
Сначала ходишь по просекам. У пеньков, то возле одного, то возле другого, из серой ткани прошлогодней травы, из листвы палой высунулись живые аппетитные комочки. И мелкие, серенькие да желтенькие (ни дать ни взять – ядрышки грецких орехов!), и побольше, и вовсе громадные. И золотятся они, и буреют, словно румяные, поджаристые пенки на топленом молоке.
Иной пенек вокруг обложен ими, и крутишься, ползаешь около, то и дело щупая пряди старой, полеглой травы, которой видимо-невидимо, потому что и в них, невидимые, растут, наливаются живительным соком бугристые, по-своему красивые комья – грибы. Точь-в-точь так же ищут белые в середине лета. Все боятся наступить и на молодые, которые играют в прятки, и на взрослые, которые скрыты до поры.
Солнце. Оно нарушило эту прелесть: породило сморчки в парной апрельской теплыни, оно их и убьет – высушит, коль не будет дождя.
Да, главная беда для сморчков – сухость. И всем-то грибам она не в радость, а этим – погибель безусловная. Если день сошел, а заморозки сушат землю и день, и другой, и третий, да с ветром, да с солнцем, - конец грибам-подснежникам.


 
ЛИТЕРАТУРА
1.    Бабайцева В.В., Максимов Л.Ю. Современный русский язык: В 3 ч. – Ч. 3: Синтаксис. Пунктуация. – 2-е изд. – М.: Просвещение, 1987.
2.    Белошапкова В.А. Сложное предложение в современном русском языке. – М.: Просвещение, 1967.
3.    Белошапкова В.А. Современный русский язык: Синтаксис. – М.: Высш. школа, 1977.
4.    Богородицкий В.А. Общий курс грамматики. – М.: ОГИЗ, 1935.
5.    Валгина Н.С. Синтаксис современного русского языка. – М.: Высш. школа, 1991.
6.    Грамматика русского языка. – Т. 2: Синтаксис. – Ч. 1, 2. – М.: АН СССР, 1954.
7.    Пешковский А.М. Русский синтаксис в научном освещении. – 7-е изд. – М., 1956.
8.    Поспелов Н.С. Мысли о русской грамматике. – М.: Наука, 1990.
9.    Русская грамматика. – Т. 2: Синтаксис. – М.: Наука, 1980.
10.    Современный русский язык / Под ред. В.А. Белошапковой. – 2-е изд. – М., 1989.
11.    Современный русский язык. Анализ языковых единиц / Под ред. Е.И. Дибровой. – Ч. 3. Синтаксис. – М.: Просвещение, 1995.
12.     Современный русский язык / Под ред. П.А. Леканта. – М., 2001.
13.    Тарланов З.К. Университетский курс русского синтаксиса в научно-историческом освещении. – Петрозаводск, 2007.
14.    Ширяев Е.Н. Бессоюзное сложное предложение в современном русском языке. – М., Наука, 1986.
15.    Юрченко В.С. Приемы разграничения омонимичных союзов и союзных слов / РЯШ. – 1988. – № 2.








?








УЧЕБНОЕ ИЗДАНИЕ


Балова Ирина Мухтаровна

СИНТАКСИС РУССКОГО ЯЗЫКА

Методические указания к контрольной работе

Для специальности 031001 – Филология


Компьютерная верстка Е.Л. Шериевой
Корректор Е.Г. Скачкова

В печать 16.04.2009. Формат 60х84 1/16.
Печать трафаретная. Бумага офсетная. 1.39 усл.п.л. 1.0 уч.-изд.л.
Тираж 100 экз. Заказ №        
Кабардино-Балкарский государственный университет.
360004, г. Нальчик, ул. Чернышевского, 173

Полиграфический участок ИПЦ КБГУ
360004, г. Нальчик, ул. Чернышевского, 173.


Поиск
Copyright MyCorp © 2017
Создать бесплатный сайт с uCoz